Международная комиссия

по урегулированию

неправительственных споров

+7 (863) 240 42 52
+7 (919) 874 34 86
+7 (918) 553 11 64
 
 
Среда, 26 Июнь 2013 05:22

Реформа третейских судов, или охота на ведьм?

В сегодняшнем номере ежедневной газеты РБК daily вышла статья Юлии Синяевой «Ликвидация «лжесудов» запуталась в поручениях Путина и Медведева» (http://rbcdaily.ru/politics/562949987555714).

Мягко говоря, удивляет тон статьи, который малосведущего читателя может ввести в крайнее заблуждение относительно сути проблемы.

Давайте посмотрим приведенный материал. Цитирую: «По официальной статистике, сейчас в России действует около 1,5 тыс. третейских судов, по экспертным оценкам — около 2 тыс. Многие суды создаются под одно конкретное дело, а по завершении спора ликвидируются. Как следствие, выносятся некачественные решения. В 2012 году арбитражные суды рассмотрели 351 заявление об отмене решений третейских судов (удовлетворено 20%) и примерно 4 тыс. заявлений о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третей¬ского суда (удовлетворен 81%), приводит статистику партнер московского офиса Quinn Emanuel Urquhart&Sullivan Василий Кузнецов».

Дальше следует фраза, подводящая некий итог: «Правовые механизмы для ликвидации таких «лжесудов» отсутствуют».

Исходя из тона статьи, человек, не знающий аналогичной статистики в государственных судах, может посчитать приведенные статистические данные архи плохими. Как следствие, общественное мнение готовится к тому, чтобы в срочном порядке ликвидировать все существующие третейские суды, кроме судов при ТПП, РСПП и нескольких крупных монополистов, таких, как ЛУКОЙЛ, ГАЗПРОМ и пр.

В статье даже звучат цифры: «…постоянных третейских судов…должно насчитываться не больше нескольких десятков». Это при наличии в России 89 субъектов, миллионов судебных исков и колоссальной перегруженности государственных судов! (об этом ниже, устами Председателя ВАС РФ).

Неужто, можно предположить, что избранные «небожители» в лице третейских судов при ТПП и СРПП качественно справятся с этой работой?

Вернемся к приведенной статистике. О чем говорят цифры? Из 351 заявления об отмене решений третейских судов компетентными судами удовлетворено лишь 20%. Предлагаю сравнить с количеством отмененных или отправленных на пересмотр решений государственных судов первой инстанции в апелляционном и кассационном порядке? Сравнение явно не в пользу государственных судов! Я, как председатель третейского суда и иностранного арбитража могу прокомментировать эти цифры исходя из более, чем десятилетней практики следующим образом: 281 недобросовестный субъект экономической деятельности, сознавая свою неправоту, не желая отвечать по своим обязательствам, злоупотребляя правом, направили заявления об отмене законных, качественных решений третейских судов в компетентный суд. Компетентный суд, проведя квалифицированное исследование в соответствии с Законом № 102-ФЗ «О третейских судах в Российской Федерации», не нашел оснований для отмены вынесенных решений, установив, что они законны.

Смотрим дальше: из 4 тыс. заявлений о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третей¬ского суда компетентными судами, удовлетворено 81%. О чем это говорит? О том, что в 3240 случаях решения третейских судов были обоснованными и законными.

В своей статье в Российской Газете от 13.01.2013. Председатель ВАС РФ Антон Иванов привел такие данные: «…в отдельных арбитражных судах субъектов Российской Федерации нагрузка достигала астрономических величин - от 80 до 120 дел на одного судью в месяц!». «Сегодня исполняется только 20 процентов решений, принятых арбитражными судами. Невозможность исполнить 80 процентов судебных решений обессмысливает само существование судов, наносит невосполнимый ущерб репутации всей судебной системы в глазах общества».

И снова пресловутые 20%! Выходит, статистика третейских судов идет в ногу с федеральными арбитражными судами! Так почему такой тон? А может быть, кого-то не устраивают действительно независимые третейские суды, в которых честь и справедливость стоят превыше длинного рубля и позвоночного права?

Я много лет руковожу третейскими судами. И более, чем кто-либо негодую от сознания того, что механизм истинно демократического способа урегулирования споров используется мошенниками и недалекими недоучками. Вот их то и нужно выявлять правоохранительным органам. Исходя из существующей статистики, судов, созданных такими мошенниками не более 20%.

Думаю, это и есть оптимальное число третейских судов, чье существование подлежит серьезной проверке. А уж механизм ликвидации должен работать не по указке чиновника (какое бы высокое ведомство он не представлял), а по наличию либо отсутствию в работе суда уголовно наказуемых деяний.

Что касается лицензирования третейских судов, обязательное их членство в любого рода саморегулируемых организациях, - это не что иное, как желание сделать их управляемыми, да еще и обложить данью. Как первое, так и второе не имеют ничего общего с правовым государством, это оковы прогресса, тормоз роста производства, развития товарооборота и, может быть главное на сегодняшний день, формирование крайне непривлекательного инвестиционного климата в России.

Председатель ПДТС «Международный Арбитраж»
при Международной комиссии по урегулированию
неправительственных споров (РФ),
председатель «International Arbitrage ICSNGD" (USA),
доктор юридических наук, профессор Марковский С.В.