Международная комиссия

по урегулированию

неправительственных споров

+7 (863) 240 42 52
+7 (919) 874 34 86
+7 (918) 553 11 64
 
 

Гаагский трибунал – суд или судилище?

На вопросы корреспондента газеты «Вечерний Киев» отвечает Председатель  «Международной комиссии по урегулированию неправительственных споров» 
Сергей Марковский.
(статья перепечатана в дайджесте Президиума Европейского Форума Мира в Берлине).
Прежде всего, хочу отметить, что «Международная комиссия по урегулированию неправительственных споров», которую я сегодня представляю, не политическая организация. Основным направлением ее деятельности является реализация программы создания международной системы альтернативного судопроизводства.
Я согласился ответить на вопросы  корреспондента газеты не для пропаганды и рекламы деятельности «Международной комиссии по урегулированию неправительственных споров», а исходя из твердого убеждения, что настоящая демократия не может быть без справедливого, честного, основанного на нормах международного права, отношения ко всем государствам и людям Земли, что как раз и является главным критерием деятельности нашей Комиссии.
Продвижение демократических преобразований сегодня невозможно без совершенствования и наиболее возможной унификации существующих национальных систем судебной власти, выработки действенных механизмов урегулирования межнациональных, межэтнических, межконфессиональных и других конфликтов, реального обеспечения защиты прав человека. В  рамках Международной Комиссии  работает постоянно действующий третейский суд «Международный Арбитраж», штаб-квартира которого находится в г. Сант - Луис.
Приемные суда располагаются в Вашингтоне, Дюссельдорфе, Киеве, Лондоне, Москве, Одессе, Праге, Подгорице, Ростове-на-Дону, Санкт-Петербурге, Тель Авиве, Торонто. 
Сам факт расположения подразделений Международной Комиссии во многих странах мира, имеющих подчас полярную политическую ориентацию, не позволяет мне демонстрировать каких-либо политических приоритетов. Также и сотрудники Международной комиссии, которых сегодня не одна сотня человек, имеют собственные убеждения, которые я не собираюсь оспаривать или комментировать. Поэтому я буду отвечать на ваши вопросы, руководствуясь исключительно юридическими фактами и принципами международного права. Если же и будет приведено чье-то субъективное мнение, я обязательно дам ссылку на его источник.
Вопрос: какова юридическая природа Гаагского суда, насколько законен сам факт его создания?
Международный трибунал для судебного преследования лиц, ответственных за серьезные нарушения международного гуманитарного права, совершенные на территории бывшей Югославии с 1991 года  был учрежден на основании Резолюции Совета Безопасности ООН № 827 25 мая 1993 года. 
В соответствии с Уставом ООН создание международных судов является прерогативой исключительно Генеральной Ассамблеи ООН или Международных договоров. Совет Безопасности ООН не наделен такими полномочиями. А потому законность создания и работы трибунала по Югославии с самого начала можно поставить под сомнение. И тут уместно спросить, почему же руководство ООН никак не отреагировало нВ это? Не потому ли, что она, решая международные вопросы, оглядывается на «сильных мира сего» и сама же поддерживает политику «Двойных стандартов» в в системе международных отношений и международного правосудия?
Вопрос:  Что Вы скажете о компетенции лиц, участвующих в работе трибунала?
Давать оценку профессионализму  судей и прокуроров трибунала по меньшей мере не корректно, но, тем не менее, в работе Трибунала по Югославии интеллектуальный потенциал стоит далеко не на первом месте. Судьями и прокурорами не используются достижения в фундаментальной науке, которые могут быть применены как эффективные инструменты миротворческой деятельности;, да и уровень суда не соответствует мировому общественному интеллекту. Те, кто называют себя судьями не разобрались в сути конфликта. Выступая от имени гуманизма, они  не сумели преодолеть уровень чиновничества. Бюрократический подход снизил уровень обсуждения ниже низшего предела.
Гаагскому трибуналу нужно было привлечь юристов, которые бы сумели стать над правительствами. В суде я не увидел ни одной личности ни среди судей, ни среди прокуроров. Мелкие страстишки. Долгие поиски преступников показывают то, что их вовсе не хотели искать.
Нюрнбергский трибунал работал 11 месяцев, хотя проблемы, рассматриваемые там были несравненно больше по объему и значимости. В Нюрнберге весь мир был однозначен в своей оценке происходившего. Здесь – наоборот.
Потому что тогда политические лидеры были озабочены судьбами мира, а не своими личными интересами, как это имеет место сегодня. 
Сегодняшняя политическая элита находится на уровне лавочников».
Вопрос: Какова степень предвзятости в оценке личности подсудимых во время  работы Гаагского трибунала по Югославии?
Прежде чем рассуждать об объективности в оценке личностей подсудимых уместно поставить вопрос о том, что же реально происходило на Балканах, и кто являлся участником вооруженного конфликта? Только ли сербы, хорваты, албанцы? А почему Гаагский Трибунал не дает оценку действиям НАТО и их союзников? Почему он никак не реагирует на то, что члены НАТО и США вершат так называемое «правосудие» в Югославии, Афганистане, Ираке, применением военной силы без санкций ООН?
США и сегодня готовы к применению военной силы против других «непокорных» государств, которые не хотят подчиняться их диктату.
Не могу не привести мнения доктора юридических наук, профессора, члена Постоянной палаты третейского суда ООН К.А. Бекяшева, доктора юридических наук, профессора России Г.М. Меликова, члена «Совета Миротворцев», Академика, адмирала Иванова В.П. и многих других признанных авторитетов международного права, которые считают, что «США и другие члены НАТО, развязав агрессию против Югославии, совершили преступление против мира (планирование, подготовку, развязывание и ведение агрессивной войны в нарушение договоров: Пакта Бриана-Келлога, 1928 г., Устава ООН, Североатлантического договора 1949 года), а также военные преступления (нападение и уничтожение гражданских объектов, домов мирных жителей, средств и объектов жизнеобеспечения населения, объектов, содержащих угрозу массового уничтожения населения – гидроэлектростанций, химических предприятий, нефтехранилищ, поездов, автобусов и других объектов)».
В данном случае мое мнение совпадает с мнением известных юристов, что: «Президент США Клинтон, государственный секретарь США М. Олбрайт, министр обороны США У. Коэн, Генеральный секретарь НАТО Х. Солана, Верховный главнокомандующий вооруженными силами НАТО в Европе У. Кларк совершили преступления, подобные тем, за которые главные военные преступники Германии и Японии в 1946-1948 годы были повешены. Выше названные должностные лица, совершившие преступления должны предстать перед Международным трибуналом по Югославии с учетом положения Конвенции о неприменимости срока давности к военным преступлениям и преступлениям против человечества 1968 г. независимо от виновности или невиновности ныне покойного  Слободана Милошевича».
В декабре прошлого года делегация «Международной комиссии по урегулированию неправительственных споров» посетила с официальным визитом республику Черногория. Целью визита было проведение переговоров об организации гуманитарных акций по разминированию неразорвавшихся НАТОвских боеприпасов. Эти операции Международная комиссия организует совместно с агентством «ЭМЕРКОМ», обладающим  необходимым научным, техническим потенциалом и специалистами для проведения таких работ.
Если обратиться к недалекой истории, можно вспомнить, что Югославия была формально социалистической страной. Мудрая политика И.Б. Тито за короткий период сделала ее процветающей, по уровню стоявшей выше Греции, Португалии, на одном уровне с тогдашней Италией.
Нужно сказать, что Черногория значительно меньше других областей Югославии пострадала от НАТОвской агрессии, однако сегодня и она являет собой унылое зрелище. Из некогда процветающей, промышленно развитой части Югославии она превратилась в отсталую аграрную провинцию. Практически уничтожена вся промышленность. Предприятия остановлены и постепенно разграбляются. При этом повсеместно, на фасадах ветхих зданий яркими мухоморами горит реклама Кока-колы, Макдоналдса и прочих атрибутов «американских жизненных ценностей». 
В Черногории мы увидели в действии принцип: «Разделяй и властвуй». Страну делят на мелкие уделы, уничтожают армию, промышленность, подсаживают на дотации, а потом – делай с ней что хочешь! Вот готов свободный рынок сбыта, вот безвольный вассал, которым можно манипулировать в своих интересах.
Вот на что нужно обратить свое внимание Гаагскому трибуналу! В конфликте имеет место равновеликая ответственность как на сторонах, воевавших в Югославии, так и на странах НАТО. Когда судят только одну сторону, это вызывает большие сомнения.
Вопрос: Значит и Вы не отрицаете наличия т.н. «двойных стандартов» в современной системе международного правосудия?
Что касается так называемых «двойных стандартов», то они за последние годы стали непременным атрибутом современной международной политики. Крымский политолог Владимир Джаралла так комментирует создание и работу Гаагского трибунала "В этом шаге ощущается то пренебрежение и высокомерие, c которым Запад относится к славянам.  Как известно межнациональные конфликты - самые жестокие и беспощадные по своей сути. Запад (Европа и США) "назначили" виновной Сербию, закрыв глаза на этнические чистки со стороны хорватов, мусульман, албанцев по отношению к сербам. Конфликт в Косово особенно показателен: ожесточение сербов по отношению к албанцам сменилось безнаказанной жестокостью по отношению к сербам со стороны албанцев, находящихся под защитой НАТО. Сейчас начался процесс оформления независимости Косово, что является нарушением принципа территориальной целостности. При этом в отношении Приднестровья, Абхазии, Осетии и Нагорного Карабаха ничего подобного сделано не будет, как ясно заявляют западные дипломаты, хотя ситуация аналогична. Те события стали образцом для цветных революций уже специально подготовленных и проведенных в странах бывшего СССР в последнее время".
Вопрос: Какова же, на Ваш взгляд дальнейшая судьба Гаагского трибунала?
Как я уже говорил, идея Гаагского трибунала была изначально сомнительна. Этот суд должен был оправдать то, что НАТО сделало в Югославии. То есть доказать, что воевали с военными преступниками, а не с сербами. Но доказательств не удалось собрать, зато удалось делать вид, что справедливость торжествует. Надо ли распускать трибунал? Вряд ли это произойдет. Просто хотелось бы выразить пожелание, чтобы Международный трибунал, если он и впредь собирается преследовать военных преступников, понял то, что это должны быть не только сербы, но и представители других сторон, которые совершали военные преступления. 
Кроме того, лично я сомневаюсь в великих судейских способностях Карлы дель Понте, которая на протяжении пяти лет не смогла привести дело к какому-либо приговору. Может быть, правда, это не ее вина. Возможно, было просто очень трудно найти доказательства вины Милошевича. Напомню, что большинство инкриминируемых ему преступлений совершалось именно в тот период, когда шел Дейтонский процесс и Милошевич встречался за одним столом с лидерами западных государств. Смерть бывшего президента Югославии Слободана Милошевича всколыхнула весь мир. Не исключено, что она станет поводом для пересмотра и критики всей системы международных судов, которые на протяжении всего периода их существования выполняют политические заказы государств, наиболее активно участвующих в их деятельности.
В этой связи хочу привести слова известного российского политолога и тележурналиста  Михаила  Леонтьева, который считает, что формальную ответственность за смерть Слободана Милошевича никто не понесет. Вместе с тем, с моральной точки зрения, положение Гаагского трибунала стало более шатким. М. Леонтьев резко отозвался о самой природе Гаагского трибунала, а также прочих международных судебных инстанций: "С самого начала идея этого трибунала гнилая - нельзя судить историю, - говорит политолог. - В тысячный раз можно повторить, что организаторы трибунала не имели ни морального, ни юридического права судить сербов, потому что они инсайдеры", а не независимые наблюдатели”. По его мнению, "Идея международных судов сама по себе абсолютно скомпрометирована тем, что одна единственная страна, которая является активным лоббистом этих судов, не признает над собой международной юрисдикции. Эта страна называется Соединенные Штаты Америки. Это необходимое и достаточное основание для того, чтобы все международные суды дезавуировать".
Хочу добавить, что такие институты, как ООН и тот же Гаагский трибунал необходимо в корне реформировать с учетом новейших достижений в науке».
Подводя итог сказанному, нельзя не упомянуть еще об одном трибунале – «Международном Общественном Трибунале по преступлениям НАТО в Югославии», созданном в рамках общественной организации «Президиум Европейского Форума Мира», штаб-квартира которого находится в Берлине. Средства массовой информации намеренно стараются не замечать ни этой бескомпромиссной миротворческой организации, ни ее общественного трибунала, объединившего в своих рядах самых прогрессивных юристов, ученых, видных общественных деятелей. 
Работа общественного трибунала проходит в разных государствах, но в отличие от «Гаагского тезки» она зиждется на моральных принципах и совести ее участников, а не на западных деньгах. Результаты расследований «Общественного Трибунала по Югославии» ошеломляют. Десятки разрушенных церквей, тысячи уничтоженных домов мирных жителей, а самое главное – сотни тысяч жизней ни в чем не повинных людей. Вот истинная цена американской демократии. 
Государства объединенной Европы в последние годы стремятся вести свою политику самостоятельно, без  диктата заокеанского партнера. Стремление строить взаимоотношения в современной Европе на принципах терпимости, взаимопонимания и добрососедства привело к рождению ряда совместных проектов в торговой, промышленной и энергетической сфере, как с Россией, так и с другими постсоветскими государствами. 
При этом Европейскому сообществу необходимо пересмотреть и свои политические приоритеты. Конвенция о защите прав человека и основных свобод (Рим, 4 ноября 1950 г.) должна выполняться всеми государствами и в отношении всех, а не выборочно.
«Международная комиссия по урегулированию неправительственных споров» призвана находить пути примирения, а потому, считаю, что, события последних дней, всколыхнувшие весь мир (самоубийство Милана Бабича, смерть Слободана Милошевича), должны побудить руководство Евросоюза покончить с позорной страницей своей истории. 
Гаагский трибунал исчерпал лимит доверия мировой общественности. Думаю, его работу нужно прекратить. 
Что же касается вопроса преступлений, совершенных в бывшей Югославии, то для их расследования необходимо создать межправительственную комиссию, в которую бы каждая европейская страна делегировала опытных специалистов, не дискредитировавших себя какой-либо политической пристрастностью или нечестностью. 
«Международная комиссия по урегулированию неправительственных споров» готова принять на себя функции организатора такого органа и обеспечить работу его специалистов на основе соблюдения принципов международного права, справедливости и открытости.