Международная комиссия

по урегулированию

неправительственных споров

+7 (863) 240 42 52
+7 (919) 874 34 86
+7 (918) 553 11 64
 
 

Юридическая форма как способ выражения целей правовой политики

С.В. Марковский
                                                       Председатель Международного Арбитража
                                                                                  доктор юридических наук

Юридическая форма как способ выражения целей
 правовой политики

     В исследовании юридических форм правовой политики важным является вопрос об источниках становления российской правовой системы в целом.  С развитием государственности формы и источники права изменялись и трансформировались, «пройдя длительный путь от своего первого вида – обычая до широкой системы разнообразных правовых актов»[1]. Как отмечает Л.А. Морозова, «четкое понимание формы и источников права имеет существенное значение для теоретического обоснования проблем права» [2].
     Характерно, что в дореволюционной юридической литературе понятия «юридическая форма» и  «источники права» понимались своеобразно. Так, Г.Ф. Шершеневич, говоря об источниках права отмечал, что этот термин «малопригодный в виду своей многозначительности»[3].
     В советский период этот вопрос оставался также дискуссионным  и, по мнению С.Ф. Кечекьян,    принадлежал к числу наиболее неясных в теории права[4]. 
     В настоящее время единого подхода по-прежнему нет. Термины «форма права» и «источник права» являются дискуссионными. Одни авторы полагают, что необходимо отождествлять эти понятия, другие, напротив, считают возможным их различать. Так авторы, отождествляющие эти понятия, исходят из того, что форму можно рассматривать в качестве юридического источника права или в виде «способа выражения государственной воли», «способа установления правовых велений»[5]. 
     Другие авторы подходят к решению проблемы с позиции полного несовпадения этих понятий[6]. Нам же представляется, что они неоднозначны. Так источники права можно рассматривать в гносеологическом, материальном, идеологическом, политическом и др. смыслах. Например, в   гносеологическом смысле источник права можно понимать как источник познания права. В материальном смысле – как материальные условия жизни, уровень развития экономики. В идеологическом смысле - это  правосознание, правовая идеология. Наконец, в политическом смысле под источником права понимается роль государства в придании источнику права юридического общеобязательного значения. 
     Интересным по содержанию является мнение В.А. Кулапова о том, что понятия «формы права» и «источник права» не совпадают.  Автор мотивирует это тем, что форма права показывает как право организовано и выражено во вне, а источник права – истоки формирования права, системы факторов, подтверждающих эго содержание. По нашему мнению В.А, Кулапов удачно показал как различие этих понятий, так и их связь. Подобную точку зрения высказывает и М.Н. Марченко который полагает, что форма и источник могут совпадать и рассматриваться как тождественные. В то же время они могут значительно отличаться друг от друга. Совпадать они могут лишь тогда, когда речь идёт о вторичных, формально-юридических источников права. Что же касается первичных источников права, то есть материальных, социальных и других факторов, оказывающих влияние на процессы правообразования, то здесь совпадения источников права с формами права нет и быть не может[7]. 
     На наш взгляд, такой подход является вполне обоснованным, т.к. позволяет проследить взаимосвязь и различие, исследуемых понятий.  
     Рассматривая понятие «юридическая форма», отметим следующие принципиальные моменты.
      Во-первых, юридическая форма в полной мере отражает реальность, сложившуюся в обществе. В данном случае особое значение имеют как исторические, так и теоретические аспекты изучения данного явления, позволяющие выявить формирование и развитие юридической формы, а также проследить процесс влияния на неё объективных и субъективных факторов. При этом подобное влияние имеет свои специфические черты, «которые отличают один исторический период от другого»[8].
      Во-вторых, воздействие факторов (как объективных так и субъективных) существенно влияет на юридические формы, которые находятся в постоянной динамике и развиваются с обществом. 
     В-третьих, понятие юридической формы позволяет проследить закрепление наряду с правом и неправовые положения, которые содержат в себе произвол, беззаконие, безответственность, доминирование частных интересов над общественными, вызванные, как правило, воздействием субъективных факторов. 
     С этих позиций, по мнению А.Н. Маремкулова, юридическая форма есть не что иное, как сложившаяся в обществе правовая реальность, находящаяся в постоянной динамике и под воздействием объективных и субъективных факторов[9]. 
     Если конкретизировать, то под юридической формой следует понимать способы закрепления юридических установлений и юридических норм – правил.  
     Как показывает анализ юридических форм государственной политики, включая ее правовую разновидность,  на современном этапе они значительно «беднее», чем те, которые существовали в дореволюционный период. Данное положение вызвано доминированием такой юридической формы как нормативно-правовой акт и подтверждает усиление роли государства в регулировании общественных отношений. 
     Не умаляя роли такой юридической формы как нормативно-правовой акт, следует уделять внимание и «традиционным» формам права (обычай, юридический прецедент, нормативно-правовой договор и др.), а также «не традиционным» формам (доктрина, концепция, юридическая экспертиза и др.). 
     Рассматривая правовые акты как основную юридическую форму можно отметить ряд особенностей, подтверждающих такую их роль. В частности, они способны централизованно регулировать общественные отношения, быстро реагировать на изменения и потребности социального развития, чётко и доступно излагать соответствующие предписания[10].
     В тоже время для углублённого изучения юридических форм правовой политики необходимо более активно использовать весь арсенал  правовых актов, а также положений обычного права. Именно это сочетание, переплетение позволяет более точно определить сущность правовой политики и её юридических форм. 
     Наиболее активно используемыми в современных условиях являются следующие формы права: правовой обычай, правовой прецедент, нормативный договор, правовая доктрина, нормативно-правовой акт. Однако, несмотря на общественную значимость и рациональность правового обычая российское законодательство делает на него лишь единичные ссылки (например, ст. 19 ГК РФ, ст. 134  КТМ РФ и др.). Объясняется это, скорее всего тем, что обычаи регулируют «деликатные» отношения, в которые государство должно вмешиваться весьма осторожно. В этой связи правовой обычай в большей мере сохраняет своё значение в отраслях частного права. Так, в форме деловых обыкновений и обычаев делового оборота (ст. 5 ГК РФ) правовые обычаи получили широкое распространение при регулировании имущественных и управленческих отношений. 
     Правовой прецедент (судебный и административный) в юридической практике находит ещё меньшее применение, ибо его существование  связано с деятельностью Конституционного, Верховного и Высшего арбитражного судов РФ. Их руководящие указания наряду с нормами права составляют основу решений судов первой инстанции. В тоже время правовой прецедент далеко не  всегда означает формирование новой правовой нормы, а чаще всего расширяет сферу действия существующих норм. 
     Практика использования нормативного договора в современных условиях значительно расширена, благодаря изменениям в правовом положении хозяйствующих политических и других субъектах права. Нормативный договор удачно соединил преимущество частноправового договора, обеспечивающего интересы частных лиц, с властными общенормативными способами регулирования. Такой договор характеризуется следующими свойствами: нормативностью, добровольностью заключения, равенством сторон, общностью интересов и эквивалентностью взаимной ответственности. Его следует отличать от договоров – сделок (купля – продажа, дарение и т.д.), имеющих индивидуально – разовый характер, а также от нормативных актов, принятых властными органами. 
     Правовая доктрина также может выступать юридической формой правовой политики. Она может признаваться  государством в качестве общеобязательных принципов и правил поведения, которые изложены в трудах наиболее авторитетных учёных и юристов -  практиков. В современной России при вынесении правоприменительных актов не допускаются ссылки на труды учёных. Однако на практике подавляющее большинство должностных лиц для обоснования своих решений активно используют комментарии и пособия в качестве справочного материала. 
     Что касается нормативно-правовых актов, то они издаются в особом порядке и являются официальными юридическими документами компетентных правотворческих органов. Их главная отличительная особенность заключается в том, что они содержат нормы права. Такие акты обладают двойственной природой, т.е. они одновременно являются и нормативными и правовыми актами, способными адекватно и оперативно реагировать на изменения общественных потребностей. В частности, они отличаются от нормативных, но не правовых актов (уставов политических партий, инструкций по пользованию бытовой технике и т.д.) и от правовых, но не нормативных актов (приказов о зачислении в число студентов, судебных приговоров и т.д.).
     Среди нормативно-правовых актов особо выделяется закон, обладающий высшей юридической силой и направленный на регулирование наиболее важных общественных отношений. В этой связи он занимает главное место в системе нормативно-правовых актов. 
     По общему правилу нормативно-правовые акты, принимаемые в субъектах РФ не должны противоречить федеральному законодательству. Ни кто не в праве отменить или изменить закон кроме органа который его принял. 
     По сфере действия законы подразделяются на общефедеральные и законы  субъектов РФ. По отраслям права -  на государственно-правовые, гражданско-правовые, уголовно-правовые и др. По степени значимости – на конституционные и  текущие (обычные). Конституционные законы закрепляют основы государственного строя, служат юридической базой текущего законодательства. К ним относятся: Конституция РФ, Федеральные Конституционные Законы, издающиеся по вопросам предусмотренным Конституцией РФ (ч. 1. ст. 108.). Перечень таких законов строго ограничен. 
     К числу юридической формы относятся и  подзаконные нормативно-правовые акты. Они издаются на основе и во исполнение законов. В их систему входят акты общефедерального и  регионального уровня. Общефедеральные акты – это указы и распоряжения Президента РФ, постановления и распоряжения Правительства РФ, приказы и инструкции министерств федеральных служб, комитетов и других ведомств. Эти акты, как правило, носят отраслевую направленность. Приказы, подписанные министром, могут быть как нормативными, так и правоприменительными. А инструкции, утверждённые министром, всегда имеют нормативное значение. 
     Таким образом, юридическая форма для правовой политики имеет определяющее значение. Без юридической формы такая политика теряет свой смысл и не достигнет поставленной цели. 
 

Литература

  Мясин А.А. Нормативно- правовой договор как источник права: Автореф. на соиск. уч.. степ. канд. юрид наук. Саратов, 2003. С. 9.  
2Морозова Л.А. Ещё раз о судебной практике как источнике права. // Государство и право. 2004. №1. С.19. 
3Шершеневич Г.Ф. Общая теория права. М., 1911. Вып. 2. С. 368. 
4Кечекьян С.Ф. О понятии источника права. // Учёные записки МГУ. М., 1946. Вып. 119. 
5 Байтин М.И. Сущность права. Саратов, 2001. С. 67; Хропанюк В.Н. Теория государства и права. М., 1994.;
6 Теория государства и права: Курс лекций / Под ред. Н.И. Матузова, А.В. Малько. М., 1997. С.329; Иванников И.А. Проблемы государства и права России начала XXI века. Ростов н/Д, 2003. С. 217; Бошно С.В. Доктринальные и другие нетрадиционные формы права // Журнал российского права. 2003. № 1. С. 82-91. 
7 Марченко М.Н. Источники права. М., 2005. С. 57.
8 Латкин В.Н. Учебник истории русского права периода империи. (XVIII –XIX вв.) / Под ред. В.А. Томсинова. М., 2004. С.2. 
9 Маремкулов А.Н. Юридические формы  политики Российской империи на Северном Кавказе в XVIII-XIX в в. : историко-правовой аспект. – Ростов н/Д: Северо-Кавказская академия государственной службы, 2005. С. 28. 
10 См.: Теория государства и права: Курс лекций / Под ред. Н.И. Матузова, А.В. Малько. М., 1997. С. 329.